16 ноября 2014 г.

NUR SоOUD

Чудесный свет!

Солнечный, заливающий своим прекрасным сиянием и дарящий блестящие отблески везде, куда попадают нежные лучики.

Терпко-полынный аккорд восходит к специфической горечи словно по спирали, с каждым витком становясь все горше и горше. И когда уже казалось, что эта горечь заполонила все пространство, как нос улавливает упоительную сладость, проникающую в глубь аромата, производя в нем плавные толчки, и выталкивая наружу томящуюся ромашечно-травянистую теплоту. Аромат нагретых персиков с шершавыми бочками плавно сливается и с горечью, и сладостью, и уже невозможно вычленить что-то одно в общей ароматной массе.

Лунный, в серебристо-молочном свете которого стелется прохладный ладан, мягко присоединяясь к ирисовой пудровости и кожаным нотам. Это настолько цельно и сбалансировано, что уже не понимаешь, как в этой общей связке появляется светящаяся амбра. Она воспаряет над землей, подсвечивая изнутри этот сложно заверченный аромат.



Необычный и запоминающийся.

7 ноября 2014 г.

BLACK TOURMALINE OLIVIER DURBANO

Давненько я не испытывала таких чувств! Давненько я не пищала "вау" от аромата! Сейчас я расскажу о нем!



Копоть и дым. Много-много древесного дыма. Черного, блуждающего, в котором мерещатся и таятся темные стороны души. На которые поглядываешь с опаской и тревогой, одновременно понимая, что ты сам являешься хранилищем этих пугающих сторон.

Этот тлеющий дым все ближе и ближе, он окутывает такой прочной леской, стягивая грудь. Кажется, что вот-вот кислород перестанет поступать и легкие разорвет от удушья. А в дымовой завесе ощущается отчетливый запах дегтя, такого жирного пятна, расползающегося как мохнатые лапы паука. Как только я начинаю привыкать к этой вселенской горечи и жжению, и делаю даже пару вдохов, как уже холодная смола и растертые еловые иголочки щекочут органы моего обоняния. По сухим обугленным деревяшкам неторопливо ступает таинственный ладан, с каждым шагом набирающий силу. К запаху гари присоединяется аромат гладкой кожи, скрывающейся до поры-до времени внутри пепла. А после затухания мрачного костра в горячих углях притаился такой же дымный уд, он словно напитался гарью и воспарил над пепелищем падшим ангелом.

Попробуй его! Почувствуй себя ведьмой!

28 октября 2014 г.

OBSIDIAN NEIL MORRIS

Мне сложно его описать… просто невозможно… Это как попытаться дотронуться в серой темени, поглощающей все дневные краски, до призрака, бестелесного, потустороннего, и неожиданно рука ощущает все шероховатости одежды, не проходя сквозь, ощущает тепло тепла, которого и не должно по идее быть. И застываешь в ступоре, не зная как реагировать.

Аромат мистичный, наполненный тайной, какой-то недосказанностью. Это словно сон, в котором, кажется, вот-вот доберешься до разгадки, как неожиданно все обрывается пробуждением, оставляя в сознании лишь мутные обрывки.

Это черносливовый копченый фимиам, плотный-плотный, вздымающийся темными кольцами вверх и закрывающий на пару мгновений свет. В наступившей темноте слышен цветочный шепот, перемежающийся громким дыханием огромного кедра. Крепко заваренный чай дымится, обдавая жаром, а следом полночный ветер нежно обдувает османтусовым ветерком, освежая приятной прохладой. Еле-еле уловимый цитрус стихает в амброво-пачулистом тумане, уже начинающемся рассеиваться перед появлением солнечных лучей. Ванильная поволока затягивает в сети, она воскуривается и дурманит голову, и уже не различить сон с явью, всё настолько тесно сплетается друг с другом, прорастая одно в другое.
 
Волшебный, таинственный, необычный аромат от Нила Морриса – умелого рассказчика невероятных историй через ароматные композиции.

15 октября 2014 г.

SAFARI RALPH LAUREN

Начало – горько-зеленое, словно автор сделал один единый мазок и на этом остановился. В пирамидке нет альдегидов, но мой нос их ощущает и они выжигают своей резкостью дыхательные пути. Но вот… новый мазок за мазком… и открывается удивительная картина: краски оживают, наплывая друг на друга, смешиваясь и даря странное ощущение, что нос уловил дуновение степного ветра, сухого, терпкого, доносящего издали запах свободы.

Те травы, что придают аромату форму, росли без посторонней помощи, без лишних ухаживаний со стороны человека, и выжили лишь самые стойкие, закаленные в неутомимой борьбе с ветром и жаром, холодом и дождем. Они только выше поднимали свои стебельки и тянулись к солнцу, одинаково пригревающему сильных и слабых.

Сафари поет гимн несломленным и стойким духом. Дикие травы набрали силы и благоухают медовой горчинкой, суховатой пряной терпкостью и усиливаются цветочными играми.

Сладость, густая и тянущаяся, по которой царапает зеленый гальбанум, стихает, оставляя алкогольное послевкусие с истомленной амброй. Очень красив и аристократичен, несмотря на дико-степные пляски.

1 октября 2014 г.

POSH NEIL MORRIS


Наслаждаюсь. Вот просто наслаждаюсь ароматом. Моя первая ассоциация – поздняя осень, то самое время, когда уже деревья стоят нагие, и, словно смущаясь, нервно подрагивают тонкими ветвями. Когда солнечные лучики светят нежно и печально, прощаясь до следующей весны. Когда предстоящее угасание никто не в силах остановить, ты понимаешь, что это не навсегда, и принимаешь это чувство, отдаешься светлой грусти, не пытаясь вырваться из этого плена.
Кресло-качалка, пушистый плед, легкий ветер, играющий волосами…

Тянусь к изящному бокалу на длинной ножке, наполненному до краев игристым сливовым вином, оно не кислит и не излишне сладко, его вкус можно назвать бархатным, с такой непередаваемой терпкостью, о которой сложно и рассказать. К густому насыщенно-винному аромату волнами вливаются темные густые пачулистые ноты, причудливым образом смешанные с отчетливым запахом сухофруктов. Волны набегают одна на другую, словно на влажный песок, впитываясь и исчезая без следа, и вдруг снова этот ошеломляющий водоворот начинает свою игру, то набегая, то пропадая.

Не знаю, что за голубой мускус использовал Нил, но в аромате не могу его вычленить абсолютно, лишь дымно-карамельная ваниль приходит на смену винной терпкости, и делает это так изящно и легко, что не успеваешь оглянуться, как оказываешься внутри плотного вихря, живущего своей жизнью. И есть какая-то особая прелесть наблюдать сие движение как сторонний наблюдатель, прикрывая теплым пледом оголенные плечи и цедя по капле темную жидкость, наслаждаясь и жалея каждый глоток.


9 сентября 2014 г.

ATELIER D’ORIENT PLUM JAPONAIS TOM FORD

Аромат неуловимо напоминает Феминиту, но у Форда это все покруглей, послаще, что ли.

Слива дымная, фантастической красоты, присыпанная коричной пыльцой, подчеркивающей ее пряность. Еще раз подчеркну дымность сливы, в этом пламене полыхает фруктовое варенье и еловые веточки, и до чего же прекрасен этот дым!

На этом огне слива становится сухой, сморщенной, но не теряет своего обаяния, она словно переходит на новый уровень. Чудятся смолы, превращающие дым в благовонный фимиам, и амбровая вуаль, накрывающая дым плотным покрывалом, не позволяющая ему рассеяться. Но чуть приподними край – как опять начинается дымное вкусное безумие.

17 августа 2014 г.

TZORA ANAT FRITZ

Прогулка по опустевшему побережью после окончания туристического сезона. Колючий ветер безжалостно ломает песочные скульптуры, серая вода скрывает оставленные на память надписи прутиком на холодном песке, лежаки уносятся с пляжа, сезон отдыха закончился… Это прогулка на свежем воздухе в одиночестве, неспешная и наполненная воспоминаниями.

Резкий порыв ветра доносит лимонно-горький аккорд, с несколько агрессивной сухостью, царапающей нос, поднятое в воздух пыльное облако медленно оседает земляными частичками. Невыразимо прекрасная, морозная свежесть витиевато переплетена с начинающей доминировать колючей специевостью, которую позже обнаруживаю на мшисто-жестком ложе.
Удивительно, как минимальными средствами аромат передает объемное пространство, кажется – крикни – и еще долго будешь слышать ухающее эхо.

Tzora – невероятно привлекателен в своем одиночестве.

15 августа 2014 г.

MYSTIC DRAGON NEIL MORRIS

Он такой разный, этот дракон!

Иногда он отчетливо пахнет летней ночью, дымом от затухающего костра, нежными объятиями, какой-то особой интимностью, которая так редко встречается. После ночного свидания волосы и одежда благоухают копчеными деревяшками, и эта нота копчености слегка перекликается с «Чаем для двоих» Артизана, только там сладости поболе и корично-пряничных аккордов. Здесь все построже и посуше.

Иногда въедливый табачный привкус висит насыщенным облаком, и эта интенсивность слегка напрягает своей монотонностью. Кажется, что время застыло, стрелки часов перестали двигаться, и из этого марева срочно надо выбираться.

Иногда он пахнет землей, влажной, испускающей пар ранним утром при попадании на нее солнечных лучей. Эту землицу я по старым традициям прятала бы в платочек, и где-нибудь на чужбине он грел мне душу. Вот такие трогательно-ностальгические пачули замешал Моррис в аромат.

Иногда, да даже чаще, слава богу, я ощущаю божественный запах шоколада. Это тот самый напиток ацтеков, сваренный из высококачественных какао-бобов и специй, в знак почтения преподнесенный Кортесу Монтесумой. Шоколадный аромат разливается в воздухе, заполняя собой всё вокруг. Так пахнет домашнее тепло и уют, так пахнет дом, где всегда горят окна в ожидании. Точно знаю, что есть то место, где меня ждут всегда!

14 июня 2014 г.

AQUA ALLEGORIA WINTER DELICE GUERLAIN

Аромат светлый и праздничный, он …естественный, словно ребенок. Он не играет, он просто так живет, свободно и непринужденно. Безудержное веселье и звонкий смех, битва подушками, взлохмаченные волосы, летящий вокруг пух… Даже завидуешь, что прикоснулся к чему-то искреннему.

И этот ребеночек смотрит на мир широко открытыми глазами, возможно, это его первый осознанный праздник, первая осознанная елка. Хочется запомнить на всю жизнь этот запах растертой хвойной иголочки с явным смолистым привкусом. Аромат теплеет на глазах, он нежно обнимает еловыми веточками с мягкими шишками, настоящий антидепрессант!

Праздничную обстановку подчеркивает удивительно нежный ванильный привкус имбирных пряничков, еще томящихся в духовке, но их аромат разносится по всему дому, добавляя особой атмосферности.

Еловая смолистость становится тише, она смешивается с карамельной тянучкой, и вот уже кажется, что пахнет засахаренными елочками, эдакие хвойные цукаты, удивительно! Пряности, пряности, они обжигают как только что сваренный глинтвейн, по такой специевой насыщенности мне на ум приходят 2 аромата для сравнения - «Опиум» и «Азияд», есть что-то общее в этих ярких образах.

А металлическая нота меня совсем не напрягает, я так понимаю, это пошаливает ладан, иногда он струится облаком, озаряя и просветляя, еще чуть и кажется, что услышишь хрустальный звон колоколов издалека, а иногда явственно ощущаю серебряный подносик… эта же нота шалила в Silver Factory Bond No 9, да и там она мне нравилась.

Я покорена особой атмосферой, переданной ароматом. Браво!

23 апреля 2014 г.

INCENSE ROSE TAUER PERFUMES


Я ищу свою розу давно, казалось, что я находила ее у творений Амуаж, казалось, что в арабских ароматах была именно она, та самая, моя красавица! А сейчас я укутана плотным розовым облаком, отороченным ладанным кружевом, и на время хочется прекратить поиски.

Подчеркну, что для меня это сказка, доносящая аромат настоящего волшебства.

Так необычно – выпрыгнуть из обычного уклада в заросшую мхом сосновую чащу, непроглядную, куда и солнышко пробьётся не всегда, где вековые кедры склоняются под своей тяжестью, где специфический запах сырости и цедры цитрусов (откуда это в чаще?).

И вдруг… чудо… глушь расступается, и в золотистом свете, мгновенно заливающим теплом, величаво появляется единорог.

Он окружен благовонным фимиамом, мягко стелящимся по травянистой поверхности. Необыкновенной красоты яркий ладан, буквально полыхающий огнем, и распускающаяся игристо-шипучая роза, раскрывающая свою объемность как сверкающий огоньками фейерверк в темном небе. Кардамонная пряность насквозь пронизывает ладанную дымность, а свежий холодок бергамота и ветивера врывается, ласково обдувая волосы, и оставляя хрустяще-газированное послевкусие.

Через мгновение чаща смыкает кроны древних деревьев, а о мимолетном появлении дивного зверя напоминают рассеивающиеся спирали насыщенных благовоний и шлейф яркой как вспышка темной розы…

16 апреля 2014 г.

BLACK AMBER AGONIST

Аромат самобытный и благовонный, он словно из древних миров забрел к нам и задержался, даря какую-то первобытную таинственную красоту. Аромат древнего храма, спрятанного от внешнего мира, о существовании которого многие и не подозревают, и лишь дымные воскурения, доносящиеся из искусно спрятанных дверей, выдают присутствие каких-то проводящихся таинственных ритуалов.

Клубится темный дым той плотности, сквозь которую происходит преломление взгляда, когда знакомые вроде бы вещи выглядят совсем не так привычно.
Густая бальзамичная амбра, расплавленная на огне, капает, прожигая землю словно кислота. Она дымится благовониями, и чуть только кажется, что аромат набрал свою теплоту, как лицо орошается солеными морскими брызгами, распадающимися от удара на мелкие блестящие россыпи. Вздрагиваю от неожиданности, но с удовольствием ощущаю на себе эту соль. Ощущения просто непередаваемые!
Проходит время и кажется, что кровь моя буквально закипает ярким пламенем чего-то алкогольно-фруктового и смолистой насыщенности, постепенно огонь стихает, оставляя после себя горькотравный черный дым, тот особый фимиам, придающий аромату внутреннюю силу и атмосферность.

Фантастически потрясающ! Запах темноты, запах тайны, запах земли – это всё о нем!

10 апреля 2014 г.

ARABIAN NIGHTS GOLD ARABIAN OUD


Непривычная подача горьких степных трав.

Действительно обжигающий аромат, обжигающий не только за счет полынной терпкости, ядреная смесь полыни и красного перца просто выжигает поначалу обонятельные рецепторы. Это так необычно и так неожиданно, что сначала впадаешь в ступор от такого напора. С каждым последующим мгновением начинаешь влюбляться в аромат. Думаю, не зря полынь играет здесь ведущую роль, ведь издавна запах этого растения наделялся магическими свойствами: очищение души и тела, достижение концентрации и гармонии с природой. Кажется, что уже не просто пахнет полынью, это полыхают костры с брошенными внутрь сухими растениями, и эта смесь, едкая, но притягательная, дыма и благовоний звучит необычайно дурманящее. И истинно веришь, что в этот момент изгоняешь всех своих демонов, терзающих душу. В обряде очищения немаловажную роль играет воскуренный ладан, слаженно поющий с цитрусовыми нотками, звучащий гордо и благородно.

Аромат с философским смыслом, неповторимый в своей необычности.

MAODHOON SYED JUNAID ALAM

Ох, какой дымный и густой восток! Его шлейф - словно трепещущий на ветерке шелк,

его горечь - словно средоточие тысяч самых горьких травок на свете, разбавляемая отчетливым кожаным аккордом. Он звучит ощутимой телесностью, льнующей и волнующей. Уд здесь мне напоминает серебристую змейку, плавно движущуюся по канве аромата, и все, к чему она прикасается, открывается новыми гранями и красками. Он начинается с йодисто-уксусного аккорда и заканчивается такой нежной бальзамикой, что уже и не понимаешь, а уд ли это? Дымная древесина густеет на глазах, а смешиваясь с такой же плотной амброй, превращается в темную массу, которую и ножом-то будет сложно разрезать. Настолько это насыщенный аромат!

Сухая роза здесь с отчетливой шершавинкой, она такая … неправильная, нетрадиционная для восточных ароматов, все-таки здесь она звучит скорее обрамляющим фоном для уда, а не солирует на первых ролях.

Хотите с ним познакомиться?

21 марта 2014 г.

MUKHALAT NAJDIYA ARABIAN OUD


Абсолютно восточный тяжеляк, цвета крепкой чайной заварки, без реверансов и скидок на европейский нос. С умеренной сладостью,  миксом розовой роскоши  с  сандаловой мощью и мягким удом на кошачьих лапках. Уд здесь обалденный, с долей лекарственной терпкости и специфической горчинкой, дивно раскрывшейся  к базе, и в которую я практически влюбилась. Удивительны  переходы от сладинки до горечи, это как на качелях – вверх-вниз, и причем аромат настолько цельный, настолько полнокровный, что даже эти качели сложно отследить. 


Плюс есть в аромате какая-то животная страсть, жесткость и интенсивность, полагаю, что так доминирует черный мускус, задевая некие рецепторы, на которые я реагирую столь бурно. Аромат тревожит  и странное дело, расслабляет… Не понимаю, что происходит, но мне это нравится до чёртиков!

15 февраля 2014 г.

HYMBA SIGILLI

Аромат посвящен женщинам особой красоты народа Химба Намибии с идеальной кожей, которые смазывают себя ароматной пастой из смол и красной земли, защищающей от солнечного зноя и укусов насекомых, и в то же время придающей чисто декоративный эффект: тела женщин выглядят, словно бронзовые статуи.


Химба идет в одном стилистическом ключе с Fareb на мой взгляд, не зря оба аромата мне так приглянулись. В каждом из них этническая самобытность проявляется достаточно ярко. Только Fareb это обжигающий пустынный зной со специевым привкусом, а в этом аромате главенствующую роль играют смолы, округлые, мягкие, проступающие набухающими каплями на древесине, утопленные и уваренные в молочной неге.
Это совершенно потрясающая смесь! Она живет на коже своей жизнью, нездешней, с отзвуками ритуальных танцев перед священным огнем. Аромат, отстраненный от цивилизации, он как бы вне ее, живущий своими законами и правилами.

Начало цитрусово-смолистое, перемежающееся оттенками дымящегося спиленного дерева и зеленого стебля, кажется, так пахнет сама земля, настолько аромат ощущается истинно природным и естественным. Какая здесь удивительная ваниль! Она словно выткана на темном небосводе серебряными нитями, она наравне со смолами достойно украшает и обрамляет аромат своей воздушной аурой. Если тягучие мягкие смолы принять за сердце парфюма, то ваниль определенно будет его легкими, вдыхающими жизнь, а сладкая мягкая амбра на заключительном этапе раскрытия является его животворящей кровью.

Фантастически красивый аромат, на коже живет больше 6 часов, даря африканские краски и тепло.

10 февраля 2014 г.

FAREB HUITIEME ART PARFUMS

Невероятной красоты сухой, знойный восток. Упиваюсь ароматом, хочется вдыхать и вдыхать этот пустынно-обжигающий, доносящий плавными волнами воздух с восточного базара, где щедрой рукой отсыпаются жгучие пряности.

Зира, имбирь, тмин, карри – чего же здесь только нет! Специевый привкус ощущается на протяжении всего звучания аромата. Он словно след на пышущем зноем песке, оставшийся от неторопливого каравана кочевников.

Пыль, забивающая уши и нос, смешивается с отчетливым табачным привкусом и плавящимися под лучами огненного шара темными смолами, наращиваемый специями темп стихает, и вот уже не различить в пикантном сладковато-древесном замесе ни одной выбивающейся из ритма ноты. Лишь явный кожистый аккорд играет мягкими воздушными полутенями, привлекая внимание как мужской, так и женской половины.


Аромат звучит гармонично и изысканно. Наркотически привлекателен и манящ. Казалось, что при подобной простоте композиции парфюм вряд ли заиграет столь игриво и этнично. Какое счастье, что я ошиблась!