28 декабря 2013 г.

AL SHOMOUKH AMOUAGE


 Дымный костерок… Кажется, что потеряешься в этом сером тумане дыма и никогда не выберешься на воздух. Причем дымят не сухие деревяшки, а охапки опавших листьев, в которые попались кусочки резины, и вот уже бушуют черные жженые сполохи. Резкость идет на убыль, это уже анималика шалит. Тяжелая, животная, грязная, она заволакивает сознание и звучит уже как терпкие благовония с мягкой горчинкой. Аромат первобытный, из эпохи поклонения каменным богам, когда молились истово и грозно, когда вместо слов любви вылетал гортанный рык, так пахли шкуры мамонтов, развешанные в древней пещере с наскальными рисунками.

Уд в непривычном совсем исполнении, первый раз такой встречаю, сладковатый, но вписывающийся в общую харизматическую канву. Роза скрывается за дымно-мускусной вуалью. Иногда она выглядывает, растворяясь и отдаваясь без остатка этой телесности.

Маньячный аромат, приставляющий к горлу мелькнувшее в свете луны железо, но сил сопротивляться не хватает, испытывая одновременно сладкий восторг и влекущий ужас. Притягателен на каком-то генетическом уровне.

LYRA ALAIN DELON

Можно сказать, что это лайт-версия Амбрэ Султана, Шалимара и Обсэшн. Если кого-то пугает их излишняя резкость, можно попробовать Лиру. Очень эстетично сделанный аромат, выдержанный в самых в лучших традициях.

Звонкая резкость нероли смягчается мягкой подачей цитрусовых, а когда стихает не очень мной любимая прямолинейность иланг-иланга, начинается розово-жасминовый фейерверк, освещающий игру в кошки-мышки амбровой пряности с дразнящей ванилью.
Легкая ирисовая припудренность звучит немного старомодно, словно извиняясь за свое появление и делая книксен в сторону гордого кедра, вносящего немного свежести в теплый клубочек нежно обнявшихся землистых пачулей и уютных бобов-тонка. Ванильно-амбровая игра не стихает на протяжении всего звучания аромата, к ней лишь присоединяется деликатный мускус, чье присутствие неуловимо, но ощутимо.

Невероятно красивый восток, прекрасно садящийся как в жару, так и в прохладные дни. В нем нет убийственного напора и страсти, только мягкость и элегантность, облаченные в столь прекрасную ароматную форму.