1 октября 2014 г.

POSH NEIL MORRIS


Наслаждаюсь. Вот просто наслаждаюсь ароматом. Моя первая ассоциация – поздняя осень, то самое время, когда уже деревья стоят нагие, и, словно смущаясь, нервно подрагивают тонкими ветвями. Когда солнечные лучики светят нежно и печально, прощаясь до следующей весны. Когда предстоящее угасание никто не в силах остановить, ты понимаешь, что это не навсегда, и принимаешь это чувство, отдаешься светлой грусти, не пытаясь вырваться из этого плена.
Кресло-качалка, пушистый плед, легкий ветер, играющий волосами…

Тянусь к изящному бокалу на длинной ножке, наполненному до краев игристым сливовым вином, оно не кислит и не излишне сладко, его вкус можно назвать бархатным, с такой непередаваемой терпкостью, о которой сложно и рассказать. К густому насыщенно-винному аромату волнами вливаются темные густые пачулистые ноты, причудливым образом смешанные с отчетливым запахом сухофруктов. Волны набегают одна на другую, словно на влажный песок, впитываясь и исчезая без следа, и вдруг снова этот ошеломляющий водоворот начинает свою игру, то набегая, то пропадая.

Не знаю, что за голубой мускус использовал Нил, но в аромате не могу его вычленить абсолютно, лишь дымно-карамельная ваниль приходит на смену винной терпкости, и делает это так изящно и легко, что не успеваешь оглянуться, как оказываешься внутри плотного вихря, живущего своей жизнью. И есть какая-то особая прелесть наблюдать сие движение как сторонний наблюдатель, прикрывая теплым пледом оголенные плечи и цедя по капле темную жидкость, наслаждаясь и жалея каждый глоток.